Рубрика: "Байки из отеля", 3

0

Друзья! Доброго вам времени в сутках. В эфире рубрика "Байки из отеля". И на повестке дня у нас с вами замечательная история, которую мне поведала работник Room service. Главный герой этого рассказа пожелал остаться инкогнито, что бы не было намёка на рекламу его творчества и личности. Поэтому имя и отчество были изменены, а некоторые факты задержаны на границе Цензуры и Пропускного контроля. Не в ущерб морали. Традиционно, я позволила себе некоторую вольность в адаптации. Вот как это было:

Всем людям на свете присущи причуды. Разница лишь в том, насколько чудными видятся они окружающим, и насколько могут досаждать или же забавлять. Львиная доля таких забавных экивоков судьбы оттиском отдаётся на творческих людях. Они больше всего подвержены влиянию настроения и прочих факторов окружающего мира.

Так происходило и с нашим постоянным гостем Фёдором. Вот уже на протяжении многих лет он исправно гостит в нашем отеле. Редкий типаж отдыхающего, который на самом деле приезжает работать. Он художник, поэт и писатель. В одном флаконе. Можно не скупясь сказать, что в одной фляжке... термосе... или даже бидоне. В таком эмалированном, с большой скрипящей металлической ручкой с крутящимся деревянным лакированным набалдашником, который каждый раз норовил выскользнуть из рук. И неотъемлемо с огромной крышкой, которая зачастую жила собственной жизнью. В Советские времена мы ходили с таким за квасом (или пивом) на розлив. И каждый раз живительная жидкость в нём оставалась прохладной в жару и безумно бодрящей. Магия, не иначе.

Творческий гений Фёдора "требовал" с раннего утра особого внимания к своему аппетиту. День просто обязан был стартовать с бутербродов из свежего белого батона, обильно покрытого слоем из пластов сливочного масла. И кружка горячего напитка из цикория. Именно такой "набор джентльмена" гость заказывал по утру.

Отношение к гостям по дефолту должно быть на уровне и одинаково позитивным и отзывчивым. По-хорошему, по правильному, мы не должны лепить из заезжающих идолов и любимчиков. Но человеческий фактор никто не отменял. Мы горячо сдружились с ним, и старались всячески угождать его требованиям, какими бы залихватскими они не оказывались, с троекратным рвением. Лояльное отношение к постоянным клиентам отеля - нельзя скрыть никакой ширмой. И префикс "наш Фёдор" стал неотъемлемым спутником этого постояльца. Приятный человек, как не крути.

Важно отметить, что изначально в меню такие "запросы" просто на просто могли отсутствовать, но мы пластичны и просьбы постояльцев - своего рода лакмусовая бумажка. Не реагировать на них - преступление. К тому же, если мы не будем ориентироваться на постоянных клиентов, то, естественно, ни о каком развитии сервиса не может быть и речи. Как итог - мы все прекрасно знали примерный график заездов Фёдора и загодя готовили скромный запас цикория. Эта милая привычка начинать утро с кружки напитка из цикория и бутербродов с маслом - на многих моих коллег оставила свой позитивный "отпечаток". Они все буквально подсели на такой рацион. К слову, и я периодически грешу такой связкой. Удивительное сочетание, и такое простое и "домашнее".

- Юля, доброе утро! - Так звучало классическое приветствие от Фёдора, звонок в румсервис задавал настроение всем на день вперед, - Юленька, можно мне сегодня как обычно?

- Так точно, Фёдор Львович. Ожидайте, в течение тридцати минут. Приятного аппетита и удачного дня!

- Спасибо! Повоюем. - Обычно на этой фразе раздавался картинный вздох, подчеркивающий творческие метания отшельника.

На протяжении пятилетки творческий процесс выглядел примерно так: если Фёдор ускользал в леса рисовать наброски, то оккупировал безлюдную опушку с раннего утра до обеда. А затем мог позволить себе побродить по территории с блокнотом, периодически порхая над ним карандашиком. Если же погода не задавалась, то чаще всего он проводил время в арендованном коттедже, где точно так же наверняка кипела работа. В тишине и уединении. Эталонное поведение настоящего творца-затворника, если допускать шаблонные мысли. Ведь все люди разные. И Фёдор Львович оказался обаятельным интровертом.

Его заезды всегда пролонгированы. Неделя, две. Бывало творческие отпуска могли резко прерваться, но затем он всё равно возвращался к нам. С ним всегда приятно пересекаться, по поводу и без повода. И всегда радуют беседы, касательные его работы. Одна памятная вещь, которую поведал нам Фёдор, непосредственно касалась его книги, над которой он работает. Суть в том, что случился творческий "затык" и процесс написания буквально встал.

- И ведь дело ещё и в том, что мой агент хоть и понятливый малый, но постоянно машет сроками. Фёдор, ты можешь. Фёдор, ты должен. - сетовал писатель, - Муза капризна. Нужно набраться терпения, и всё произойдет естественным образом. Ведь нельзя силой выдавливать характер героя. Это с сюжетом можно играть, как угодно. Кубик Рубика. Крути верти, как угодно. А вот герой... с героями всегда проблемы. Причем самое забавное... трудность заключается во второстепенном герое! Из-за него всё стоит и не движется. Надо что-то решать.

- И как долго тянется этот процесс? - Задали мы вопрос.

- Три года. Примерно.

- Три года!?

- Всё верно, три года я тщательно огибаю те сюжетные линии, где необходимо включение этого самого "фантомаса". Персонаж без характера и индивидуализма. Порой мне кажется, что его вообще не существует в книге. Уникум.

Однажды Фёдор Львович пребывал в отчетливо заметном приподнятом настроении, и мы не могли не поинтересоваться в чем собственно причина. Всё оказалось просто. Герой нашёл своего героя:

- Свершилось. Ларчик просто открывался. Я таки "добил" этого негодяя. И теперь книжка катится по накатанной. Сама себя пишет.

Фёдор Львович, всегда ждём вас в гости!

Следующая статья...

По любым вопросам и предложениям, прошу писать мне на личную почту: malysheva@yahonty.ru
Буду рада любому отзыву!